Дима (Андрей Ильенков, Екатеринбург, из книги “Несгибаемая рота”)
Вы находитесь на сайте «Литературный клуб»
Спонсор ресурса: ООО «УЦММ»
/Уральский центр механообработки и металлоконструкций/

Истоки Сюжеты Традиция
Технология Антология Ежедневник
Памятники мировой литературы

Дима
(Андрей Ильенков, Екатеринбург,из книги “Несгибаемая рота”)

___ Хорошая страна этот Советский Союз! Главное, что большая. Могущественная. Высокоразвитая ѕ в смысле социализма и некоторых других отношениях. Но пустынная.

___ ѕ Вот так и чистий! ѕ орет Костя и отдает мне скребок. Он без рукавиц, и долго показывать ему неохота. Скребок железный, пальцы еле отлипают ѕ они у него уже белые, он на них дышит, подскакивает на разных ногах, хватается за свои уши.
___ Мне что. Я лично в валенках, шапку развязал, стукаю, как он учил. Скребок дурно брякает по черному льду и немножко его откалывает.
___ ѕ Смори у меня! ѕ орет Костя и, не глядя, убегает в дежурку.
___ Ну я чищу. Только не так, как он тут показывал своими скрюченными конечностями. Я сперва тук-тук вдоль, потом поперек ѕ получается решеточка такая. Все откалывается методично и без помарок. Как у Аннушки.
___ Неподалеку пыхтит и злится Пешков. Вот Пешков ѕ он делает, как учил Костя, все время вдоль. Я бы один все сделал быстрее, чем мы вдвоем, но раз уж нас двое ѕ так и пополам. Я поэтому не тороплюсь. Я бы с ним поговорил, да ему некогда ѕ взмыленный весь, рубит сплеча. Вот дурак. А я умный, и не просто, а больно. Вот мы и чистим вдвоем.
___ Автопарк. Пасмурно, падает снежок. Стужа невыносимая ѕ градусов двадцать. Но торопиться все равно некуда, и вообще ѕ лучше замерзнуть, чем работать. Я стараюсь двигаться помедленнее. Я размышляю.
___ …Хорошая страна этот Советский Союз. Главное, что большая. Высокоразвитая ѕ в смысле социализма и в некоторых других отношениях. Но пустынная. Возьмем для смеха Конституцию. Там сказано, что служба в армии ѕ наш священный долг и почетная обязанность. Статья восьмая, кажется. Это здорово сказано, не придерешься. А вот у китайцев, я слышал, не так. Она у них тоже почетная, но не обязанность, а как бы право, что ли, такое. Вот мой китайский сверстник, если он ничем не болеет, нигде не учится, и вымахал, дубина, под метр семьдесят, может исполнить священный долг. Если ему повезет, конечно. Китайцев-то много, а армия ѕ она же не резиновая. И так уж здоровенная ѕ дальше некуда. Дальше только Советская. Или татаро-монгольская. Нечего им казенные кеды трепать, пускай землю обрабатывают. Другое дело у нас. У нас в этом смысле больше почета. Только он не ценится, потому что люди ведь такие сволочи ѕ им и почет не в почет, если от него хоть беги…
___ ѕ Че так медленно?! ѕ наполовину высунувшись в форточку, орет Костя.
___ Я важно останавливаюсь, неторопливо поворачиваюсь к нему лицом, ору еще громче:
___ ѕ А че я медленно?! Я стоко же сделал!
___ В этот момент лязгают ворота и во двор, гремя пустыми ржавыми контейнерами, въезжает мусоровоз. Костя, убежденный моими величественными жестами, морщится, машет рукой и прячется обратно. Форточка захлопывается.
___ …А у нас не как в Китае. У нас, когда я заканчивал школу, не брали только из медицинского и политехнического, а когда учился в политехническом, брали уже отовсюду. Это сложилась неблагоприятная демографическая обстановка, когда нерожденные дети убитых на войне никого почти что не зачали, кроме нас. А страна большая. Много дивизий, корпусов и армий, не считая отдельных полигонов, бригад и укрепрайонов. Кавалерийский полк тоже имеется. Не бронекавалерийский, как во Франции, где легкие танки, а кавалерийский, где кони. Полк.
___ …Опять лязгают ворота. Мимо нас проезжает генеральская белая «Волга». Во время работы честь отдавать не нужно: маши себе инструментарием, в ус не дуй. Это мне нравится. Только мне не нравится, что если это генерал, то эти козлодои сейчас выскочат из дежурки, отберут скребки и будут колотить ими по асфальту. Потом они их поломают, а когда генерал так и не появится, что мы со сломанными делать будем, не знаю. Вообще-то они бы уже выскочили ѕ наверное, в «Волге» был один водила. Это хорошо. Нос вот у меня мерзнет ѕ это да.
___ …Ладно, поехали. Говорят, раньше в армию очкариков не брали. Это за что купил, за то продаю. Потом пошли разговоры, что если парень в армии не был, то его девушки любить не будут, что он, выходит, больной получается. И ходить с таким одна морока, а давать ему вообще нельзя: дети задохлики будут, кургузые то есть, лысые. А если был в армии, то, может, еще ничего, если там как-нибудь не испортился. Только теперь что же получается. Вот служит у нас на насоске рядовой Попелюга. У него не то ревматизм, не то артрит, он хромает, и его уже переводят в другую роту, потому что, видите ли, нельзя ему ноги мочить. А он сам норовит по колено, по пояс ѕ то ли героизм, то ли в госпиталь хочет. Ну, в госпиталь-то многие хотят, там коклетками, говорят, кормят и дают молоко. Еще чего! Вон Костя два года с лишним отслужил, его и то в госпиталь не кладут.
___ Есть знаменитый рядовой Сергиенко, наш герой. Он ѕ солдат что надо, но щуплый какой-то, росту маленького, волосы на письке не растут, вообще нигде не растут, только на голове. Конечно, не в волосах, говорю, здоровье, тупыми лезвиями опять же не бриться. Но все равно как-то странно, девятнадцатый год человеку все-таки. Может, к дембелю обрастет. На двадцатиградусном-то морозе. Ага, начинают мерзнуть ноги. Странно. Валенки, что ли, дырявые? Уж в валенках-то мерзнуть…. Я, наверное, тоже больной.
___ …А то еще есть один сухорукий параноик. Он служил, служил, а потом в бега. Ну, его поймали, а он дуркует, прыгает. Если скажешь. Может быть, это и не пример ѕ он-то наверняка хочет в психушку, но, с другой стороны, много таких дезертиров, не все же дурака корчат. Да и зачем? Все равно простят. В смысле, командование простит. Товарищи-то ѕ это как уж повезет, вообще-то мы не любим, потому что интересно получается: все домой хотят, вдруг нашелся самый умный! Нет, это мы осуждаем.
___ ѕ Смотри, ѕ ухмыляясь, зовет меня Пешков, обессиленно повиснув на скребке. Он пока отдыхает. Ну я смотрю. К нам на помощь идет боец.
___ ѕ Ну и что? ѕ спрашиваю.
___ ѕ Да же Дима! ѕ тяжело дыша, но с удовольствием отвечает он. И улыбается.
___ ѕ Какой Дима?
___ ѕ Ну ты дубовый! Ты че, Диму из первой роты не знаешь? Его уже вся часть знает.
___ Смотрю я на этого Диму и ничего не понимаю. Ну Дима. Из первой роты. Подходит.
___ ѕ Костя! ѕ кричит Пешков и отчаянно машет руками, ѕ Мы перекурим, перекурим!
___ В дежурном окошке что-то движется. Я ничего не разбираю, но, кажется, мы перекурим. Пешков вынимает из пачки «Примы» две сигареты. Ого! Перекур серьезный.
___ ѕ Ди-има! ѕ говорит Пешков, с наслаждением выпуская дым.
___
___ Дима останавливается. На нем новая форма, сапоги, но удивительная шапка. Она без уха. «Ого!» ѕ думаю. Он какой-то не такой. Слюни в уголках рта. Здоровенная короста на губе. Переминается с ноги на ногу.
___ ѕ Дима, ты из какой роты?
___ ѕ Я из первой роты, ѕ протяжно отвечает Дима. Я изумленно смотрю то на Диму, то на Пешкова.
___ Пешков затягивается и подмигивает мне.
___ ѕ Дима, а у тебя че на губе-то? Сифилис?
___ ѕ Не-е, то просто болька.
___ Пешков хохочет с такой готовностью, что сразу ясно ѕ ответ он знал заранее.
___ ѕ Дима, а ну-ка, правый сапог к осмотру!
___ Дима неуклюже вытаскивает из сапога красную голую ногу и, с трудом балансируя, держит ее на весу.
___ Пешков хмурится и грозно спрашивает:
___ ѕ А ваша портянка, товарищ солдат?
___ Дима долго и трудно говорит, что портянки ему не велела носить баба, потому что от них ноги портятся. Пешков закатывается беззвучным хохотом, трясется, умирает на месте. Потом он вытирает слезинки и приказывает сапог надеть, каковое действие Димы вызывает у него новый приступ смеха.
___ Мне не смешно, потому что я пока не верю своим глазам. Но, может быть, Пешков сначала тоже не верил. Может быть, раза после третьего у меня начнутся такие же корчи. Пешков вручает Диме скребок, и тот начинает молотить по одному и тому же месту. Но мы пока курим и возиться с объяснениями неохота. Я ошарашенно качаю головой и Пешков снова смеется.
___ ѕ То-то, ѕ говорит он мне.

___ Но мне не довелось увидеть спектакль трижды.
___ Диму перевели в теплицу подсобного хозяйства и там он до конца службы благополучно вертел газетные стаканчики под рассаду. Официально это называлось «командировка». Один командированный ѕ его так и звали «бахча» ѕ всю службу провел в теплице и на огороде и, несомненно, получил самое превратное представление об армии. Ему же подчинили в качестве батрака и Диму, так что «бахче» недоставало только смуглолицей ровесницы в грязном сарафане для завершения и округления модели мужицкого рая, в которой он чудесным образом очутился, где кормят-поят и одевают бесплатно, работать не нужно и беспокоиться не о чем. Месяца три спустя, будучи в теплице, я видел Диму. «Бахча», указывая на миску с харчом, говорил ему таковы слова:
___ ѕ Дима, перетаскаешь торф ѕ поешь тут. Понял?
___ ѕ Понял, ѕ разумно сказал Дима.
___ ѕ Но сначала перетаскаешь, понял? А то накажу.
___ Дима кивнул.
___ ѕ И никому, смотри, не открывай без меня! Будут стучать ѕ скажи: бахча ушел к связистам, ѕ и, накинув на спину пустой вещмешок, вышел вслед за нами «на совхоз», то есть в ближайший ѕ за несколько километров отсюда ѕ «гражданский» гастроном.

Rambler's Top100 Рейтинг ресурсов УралWeb
Здесь Вы можете перейти к сайтам:
Гражданское общество Город без наркотиков Тур-Экспресс
Страницы радиоведущей Ближе к классике Кинокаталог "Лузитания"

При подготовке материалов сайта используется информационно-аналитическая программа "Ойкос".
"Ойкос" - самый быстрый доступ к информации!
Сайт создан в системе uCoz